Tags: Арбат. Художники

Трубка

Воспоминания

Автопортрет
Памяти художника Игоря Владимировича Радомана

За основу взят старый пост, написанный еще в далёком 2014 году, многие из моих друзей его видели, а причина его повторения заключается в небольшом, но для меня очень важном событии, произошедшим в последнее время.

Collapse )
Зеленый

Мы жили по соседству

Дом И.С.Глазунова

В тихом арбатском дворике находится дом, в котором последние годы жил художник Илья Сергеевич Глазунов.
Даже по сегодняшним меркам дом немаленький, но и роль этого художника в живописи современной России была велика.


Можно по разному относится к творчеству Ильи Сергеевича, но и не следует забывать, что любая оценка произведений живописи, литературы, музыки и всего остального пласта, что мы называем искусством, сугубо субъективная вещь.
Уже то, что в 70-х годах попасть на выставку Глазунова в Манеж было сверх проблематично, свидетельствует о притягательности его искусства и жизненной позиции.
Так получилось, что я проживаю по одному адресу с Ильей Сергеевичем, но разумеется в разных строениях. Несколько раз пересекался с ним около его дома и каждый раз он вежливо, с каким-то особым шармом, отвечал на мои приветствия. Сегодня дом не пустует, теперь в нем проживают дети художника.
Будем помнить и чтить память русского художника Ильи Глазунова.
Зеленый

Вспомнилось

Портрет
Как быстро летит время. В этом месяце исполняется 35 лет как покинул этот мир мой отец Дятлов Алексей Ефимович - подольский курсант, участник жесточайших боёв летом 1942 года под Воронежем.
Жизнь так вывела, что мои отношения с отцом были очень непростые. Здесь сказались и уход матери и мои теплые отношения с отчимом, но более всего страсть отца к горячительным напиткам. Не секрет, что жизнь с пьющим человеком превращается в кошмар и этот человек вызывает у членов семьи отторжение. В этом смысле я не был исключением.
К счастью, за прошедшие десятилетия всё плохое начисто забылось, а вспоминаются больше наши не столь частые встречи и беседы. Вот и теперь в эти дни вспомнилась одна из наших таких встреч.
В 1966 году я отсутствовал в Москве 8 месяцев, сначала два летних месяца военных сборов в Волгоградской области, а затем, начиная с сентября, полугодовая производственная практика на заводе «Синтезспирта» в Новокуйбышевске. Вернулся я в столицу только в начале марта 1967 года.
Дома меня по обыкновению встретила Анна Егоровна, женщина посвятившая мне жизнь с грудного возраста.
К вечеру домой вернулся отец, при встрече, сделав вид, что мы расстались только вчера. Кивнул и прошел к себе. «Вчера, так вчера», когда тебе 22 года многое не затрагивает и воспринимается как небольшая неприятность.
А вот утром, когда я собрался побегать по друзьям и подругам, которых не видел столько времени, я удивился. Подошел отец и сказал: «Давай я попробую нарисовать твой портрет». Он не был портретистом, да и портретов отродясь не писал. Моё удивление было так глубоко, что я согласился.
Пока отец готовил краски, как оказалось, холст он подготовил заранее, и начал писать, пошли расспросы о том, как я провёл эти 8 месяцев. Его интересовало всё: сборы, практика на заводе, личная жизнь и я тут понял, что он готовился к моему приезду и никак не мог придумать повод, чтобы неспешно поговорить. Вот и надумал писать портрет.

Портрет мне не понравился, да и сегодня он не вызывает положительных эмоций, но он дорог как память об отце и молодом человеке, не умеющим мыслить и прощать.