Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Трубка

Обман или маркетинговый ход

Маркетинговый ход - это разработанные ходы для увеличения продаж, привлечения и удержания новых клиентов.
Все мы привыкли, что у каждого товара есть конкретная стоимость. Элементарно, она же пишется на ценнике! Но так было не всегда. Ещё в конце XIX — начале XX века продавец визуально определял платёжеспособность каждого покупателя и торговался с ним. История современного ценника началась в США.
Collapse )
Трубка

Растеряха

В Казани местные жители за два часа растащили фуру с арбузами.
Водитель, везший на продажу 14 тонн арбузов, сделал остановку в столице Татарстана. Погода стояла жаркая и мужчина решил проветрить ценный груз, открыл двери и ушел. А когда вернулся, увидел, что товар пропал. Кто-то из местных жителей решил, что распахнутые двери прицепа — это призыв угощаться. По мессенджерам тут же прошла информация о бесплатном угощении и люди не растерялись и утащили все 14 тонн арбузов.

Произошедшим водитель был буквально убит, ведь ему теперь придется из своего кармана оплатить весь съеденный товар. Стоимость одного килограмма арбуза по закупочной цене — 20 рублей соответственно из своего кармана водитель должен был выложить 280 тысяч рублей, вместо заработка колоссальный расход.
Но местные жители, узнав о том, что как таковой халявы не было начали возвращать арбузы, а кто уже съел тот деньги складывал на настил фуры. Не сообщается, какую часть похищенного вернули невольные похитители, но всё равно их поступок достоин похвалы.
Трубка

Мы не итальянцы, но любим чеснок

В этом году из-за очень холодного мая,особенно, в дни цветения плодовых деревьев, на даче нет яблок,груш и косточковых плодов. Зато собрали неплохой урожай чеснока.

В магазинах большой частью чеснок из Китая и, какую хрень он содержит, никто не берётся сказать, поэтому магазинный чеснок мы не берём, стараемся растянуть потребление чеснока до нового урожая.
Collapse )
Трубка

Приходиться верить в чудо

Это мать и дочь: 60-летняя Доун Хабшер и 30-летняя Шер из США. И их постоянно путают. В чем же секрет вечной молодости? Сама Доун говорит, что ничего особенного не делает. Но следит за собой и своим питанием.

Collapse )
Трубка

Суматошная суббота

Вчера уже под вечер в голову пришла несветлая мысль-освободить в наступающую субботу жену и дочь от бытовых забот, взять на себя поездку по магазинам и приготовление обеда. Мысль эта пришла на фоне эйфории от завершения работы по восстановлению консоли.
Я давно ничего не реставрировал и принялся за реставрацию консоли с большим энтузиазмом. Постепенно понижая зернистость наждачной бумаги, я очистил все детали консоли от старого лака, а потом обработал уже чистый шпон сукном до блеска и нанёс два слоя лака, разумеется, второй слой нанёс, когда высох первый.
Получилось совсем неплохо.

И вот тут и пришла ко мне эта мысль, которую поутру я и озвучил своим дамам,
Получив список необходимых продуктов, составил дорожную карту. Я всегда составляю план покупок продуктов в зависимости от цен на них. Давно же понятно, что в сетевые магазины продукты поступают с одного склада, но на прилавах они в разной цене. В Старой Купавне весь набор сетевых магазинов и при желании за полчаса можно в сети определиться с наименьшей ценой на нужный тебе продукт, а, учитывая, как подросли цены на фрукты, запросто можно наварить приятную сумму на разнице цен, допустим, между грушими и грейпфрутами в "Перекрёстке" и "Да".
И так шопинг-маршрут составлен и он следующий: "Да", "Мясницкий ряд", "Верный","Перекрёсток", "Пятёрочка". Всё точки рядом и на машине я быстренько объезжаю магазины, не тратя время на раздумье, так как заранее определился, что в каждом магазине покупать.
Быстрее домой, мне же предстоит приготовление обеда.
Решил порадовать жену и дочь барбекю. Мясо замариновал еще вечером, делов-то только разжечь мангал, раскалить угли и поставить решётки с мясом.

Через 40 минут обед готов. Я торжественно вношу огромное блюдо с мясом к столу, где меня уже ожидают мои любимые дамы и ощущаю благодарность в их взглядах.
Трубка

Белорусская мебель

Сейчас Белоруссия на слуху, 9 августа выборы президента, события, связанные с задержанием российских граждан, переход от братских к партнёрским отношениям между союзными государствами,и многое другое вынесено на передовицы, как печатных, так электронных СМИ.
Но я решил написать о белорусской мебели.
Collapse )
Трубка

Пища - это дар Божий

В Евангелии описывается случай, когда с помощью пяти хлебов и двух рыб Христос накормил около пяти тысяч человек, а затем велел собрать оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало. Бог, будучи Творцом, показал пример бережного отношения к еде, созданной для поддержания жизни человека.
И вот в христианской стране, в Конституцию которой предлагают внести норму о Боге, в Ленинградской области уничтожили очередную партию продуктов питания, изъятых на границе с Финляндией у туристов. Об этом вчера сообщила Выборгская таможня.
По данным ведомства, в высокотемпературную печь отправились 1510 кг сыра, масла, йогуртов, рыбной и мясной продукции.


Судя по фото, представители таможни и Россельхознадзора расправились и с полтонны голландского сыра, которую в конце января нашли в пяти автомобилях, приехавших в Россию из Финляндии. Впрочем, снимка с языками пламени, облизывающими заграничные продукты, ведомства на этот раз не приложили.
В Россию разрешается ввоз до 5 кг продукции животного происхождения. В случае превышения установленного лимита лишние килограммы изымают и выписывают штраф.
Одно время, включая правительство, озвучивались предложения о полезном использовании конфискованных продуктов, однако, после реплики президента в феврале 2019 года о том, что уничтожение санкционных продуктов оправдано экономическими мотивами, дискуссия по этому вопросу моментально прекратилась.
К сожалению уничтожение продуктов мировая практика. По данным ООН, ежегодно во всем мире выбрасывается или уничтожается 1,3 млрд тонн пригодной к употреблению еды. Четверть этих продуктов решит проблему голода на планете. Однако даже в европейских государствах пока нет единой системы рационального использования непроданных продовольственных и промышленных товаров. Например, только в одной Германии уничтожается до 20 миллионов тонн пищевых продуктов в год - около половины всего объема потребления.
А России за пять лет действия продовольственного эмбарго уничтожено более 30 тыс. тонн продуктов, запрещенных к ввозу в Россию.
Лично я солидарен с бывшем мэром Москвы Юрием Лужковым ответившим на вопрос: "Что делать с санкционными продуктами?" следующим образом: "Уничтожать еду — это большой грех".
Трубка

Детство в Абхазии

Если на сайте Минобороны "Подвиг народа", в разделе "Награжденные во время Великой Отечественной войны", набрать фамилию Шакирбай, высветятся всего четыре имени: Лев, Борис, Вахтанг и Джемал. Это родные братья, абхазы, уроженцы села Багмаран. Они прошли всю войну и остались живы. Редчайший случай. Видимо, крепко за них молились.
Троих из них - Бориса, Вахтанга и Джемала - я, как мне казалось, неплохо знал, но истина бывает жестче впечатлений. Из сайта Минобороны, но больше из переписки с потомками рода Шакирбай, я, к своему изумлению, узнал, что Джемал Шакирбай, который в детстве мне казался суровым и недоступным человеком, немало лет проведший в местах заключения, во время войны был гвардейским офицером и орденоносцем. Как, когда и, главное, почему он свернул на криминальный путь, теперь у него не спросишь.
Но я хочу рассказать о другом Шакирбае, его брате - Борисе.

На моей памяти Борис Шакирбай всю жизнь трудился на благо своей семьи. В послевоенные трудные годы возил фрукты на продажу в северные города России, чтобы немного заработать на жизнь, сушил в казарме табак, который сдавал государству. Человек крутился с утра до позднего вечера.
Борис Шакирбай вернулся с войны искалеченным. Одна нога у него была без коленного сустава, прямая и значительно короче другой. Но это не мешало ему быть весельчаком; он был одним из самых веселых людей из встреченных мною за всю жизнь. Он всегда был окружен ребятишками, которые любили его не меньше, чем своих родителей, и прибегали в его дом в любое время года и суток. Он любил нас, ровесников своей дочери Гюльнары. Безумно любил своих внуков.
Воспитывал окружающих его детей, как умел, и, как мне теперь думается, очень грамотно и эффективно.
Государство, которое называлось СССР, выдало Борису как инвалиду войны автомобиль, на котором он мог выехать из села в город, чтобы продать излишки продуктов на рынке в Сухуме, а затем, в начале 90-х годов, съездить и в Сочи за пенсией инвалида войны, которая позволяла держаться его семье на плаву.
Так как у моря оставлять подростков было опасно, то отчим отправлял меня и брата совсем небольших к родне в горное селение Багмаран на воспитание к Борису.
Багмаран - родовое село рода Шакирбай. Село Расположено к северу от райцентра Гулрыпш на левом берегу реки Кяласур. Вытянуто с юга на север вдоль реки Кяласур от прибрежной равнины до предгорий Большого Кавказа. Современный этнический состав — преимущественно абхазы.
Здесь я и брат Джамал несколько постарше, чем во время описываемых в этом рассказе событий.

Попробую лишь описать один случай, демонстрирующий, на мой взгляд, отношение абхазов к подрастающей смене.
Сейчас не скажу точно, был ли я дошкольником или уже закончил первый класс, это не столь важно, но произошедшее помню отлично.
Была вторая половина дня. Жена Бориса, Нигяр, по-домашнему - Ляля, буднично сказала:- Борис, возьми кукурузу и с Санькой съездите на мельницу, в доме закончилась мука.
Я обрадовался: съездить куда-нибудь с Борисом, слушая по дороге его рассказы, для меня было праздником. В них все  было  интересно и необычно. Он рассказывал, как убили недалеко от его дома соседа, который, продав корову, возвращался с рынка: разбойники хотели похитить вырученные за нее деньги... Он показывал пещеру, где прятались эти убийцы... И много подобных историй. Это уже потом я понял, что большинства эпизодов из рассказов Бориса на самом деле не было. Это были сказки, которые рассказывают всем детям, - но с местным абхазским колоритом.
Итак, мы запрягли лошадку, перекинули через седло два мешка с зернами кукурузы и двинулись на мельницу. Борис, хромая, вел лошадку под уздцы. Я держался рядом с ним, слушая его очередной рассказ. Шли мы напрямую от дома к мельнице по тропе такой узкой, что иногда приходилось идти друг за другом, то поднимаясь, то спускаясь через небольшие ущелья. Иногда нужно было пробираться над обрывом.
Горная тропа, схожая по которой мы шли с Борисом.

Развалины старой крепости, мимо которой мне пришлось идти.

На мельнице было порядочно мужчин. Они шумно и радостно приветствовали Бориса. Моментально был организован стол с нехитрой закуской, но с большим количеством вина. Я понял, что это надолго. Но тут один из односельчан высказал умную мысль:
- Борис, а зачем пацана держать? Возьми по весу твоей кукурузы муку и отправь его домой, пусть Ляля сварит нам мамалыгу.
У меня все похолодело внутри. Солнце уже садилось за гору, а мне предстоял длинный путь домой в одиночестве. Одно дело идти рядом с Борисом, человеком, который воевал и был вооружен кинжалом, другое дело - возвращаться самостоятельно.
На лошадку навьючили мешок с мукой. Внешне не выказывая беспокойства, я взял ее под уздцы и пошел домой. Идти по тропинке через горы напрямую было выше моих сил: я боялся, что меня убьют разбойники. И я пошел по дороге, петляющей вдоль реки Кяласур.
Однако и по ней одному вечером все равно было страшно идти.
Надо сказать, что дорога вдоль реки была значительно длиннее, чем тропинка. Она то уходила далеко вправо, в долину, то резко приближалась к горам.
Я шел по дороге; навстречу редко, но попадались люди, спешившие домой по своим делам. Я вежливо здоровался с ними и говорил в зависимости от того, кого встречал, мужчину или женщину: "Бзиара убааит" либо "Бзиара ббааит". В ответ слышал: "Ушҧаҟоу?" ("Как дела?"), на что старался бодренько отчеканить: "Бзиароуп" ("Все хорошо"). И никто из них не удивлялся маленькому одинокому мальчишке, бредущему с лошадью.
Дорога, по которой я шел с лошадкой.

Мой внук в таком же возрасте в центре Москвы не выпускал ладошку из моей руки. До начальной школы, находящейся от дома в десяти минутах ходьбы, его провожала мать, а после уроков встречала бабушка, и я не представляю, как бы он повел себя в подобной ситуации.
Чем ниже садилось солнце, тем сильнее я прижимался к лошадке, ища в ней защиту от возможных неприятностей. Наконец, уже в сумерках, мы дошли до поворота с главной дороги до тропинки, идущей в гору, вокруг которой стояли заборы из природной колючки. Там находился наш дом. На душе повеселело, и мы с лошадкой бодро поднялись в гору. Гордо подняв голову, чувствуя себя героем, я завел лошадку на поляну перед домом и крикнул:
- Ляля, я пришел; у нас будут гости, надо варить много мамалыги!
Мы сняли мешок, Ляля отсыпала необходимое количество муки и пошла на кухню.
Не успел я отвести лошадь в стойло, как в воротах показались Борис и несколько односельчан. Борис, хромая и немного пошатываясь, скоренько подошел к кухне и, показывая товарищам, кто в доме хозяин, крикнул:- Ляля, давай мамалыгу, мы очень проголодались!
Как я уже говорил, закуски на мельнице было недостаточно.
Ляля вышла из кухни и оторопело ответила:
- Какая мамалыга, я ее только поставила вариться. Санек пришел 10 минут назад.
Борис посмотрел на меня.
- Ты как шел домой? - строго спросил он.
- По большой дороге, вдоль реки, - отвечал я.
- Почему?! - воскликнул Борис.
Так на короткой дороге прячутся и убивают людей разбойники, - со слезами в голосе отвечал я.
Все, кто был рядом, задохнулись от смеха.
Ляля подвела итог:- Борис, ты сам виноват, нечего было парня своими рассказами стращать.
Через час все дружно сели за стол с мамалыгой, в которую каждому воткнули по здоровенному куску сулугуни. Я был счастлив.
Теперь, через много лет, я благодарен Борису и Нигяр за те специфические моменты в воспитании, которых, безусловно, я был бы лишен в городе и которые в дальнейшем немало помогли мне в жизни, в первую очередь, в 1986 году, когда весь мир содрогнулся от аварии на Чернобыльской атомной электростанции.
Трубка

Зеленые холмы Москвы

Сегодня 6 декабря на улицах Москвы солнечно и температура немного за плюс, несколько ветрено, но в целом благодать. Снега нет не только на асфальте, но и на газонах, небольшие холмы Бизнес-Центра "Красная Роза" зеленеют, радуя глаз. Молодежь со стаканчиками кофе в руках, нараспашку роится во время перекура около офисов, что-то весеннее в облике и людей и природы.


Только елка у ресторана Semifreddo, да и мощная инсталляция у Торгового центра "Европейский" напоминают москвичам и гостям столицы, что скоро Новый год.


Правда, Gismeteo обещает на новый год в Центральной России похолодание до -34С, но будет день и будет пища, а пока пришло время радоваться аномально теплому декабрю.