Category: еда

Лола

Рождество Христово

Рождество Христово – это прежде всего религиозный праздник. Поэтому этот день должен начинаться с молитвы. Верующие люди просят у Бога заступничества, милости, благосклонности, здоровья для себя, своих родных и близких. По возможности, нужно посетить церковь, поставить свечи за здравие всех живых родственников и упокой тех, кто покинул этот мир, что я и сделал, посетив ближайший храм, приложился к Праздничной иконе и поставив свечи.
Как-только я приготовился снять чудесный рождественский вертеп, ко мне подошла служительница и попросила прекратить съемку, как вы понимаете, возражать я не стал, хотя во многих храмах Москвы фотосъемка интерьеров не во время службы не возбраняется, но одно фото я снять все-таки успел. В соборе был полумрак, красиво мерцали светодиоды, но собственно вертеп снять не удалось.

Также на Рождество принято обойти все свое хозяйство, поблагодарить домашних животных и угостить их чем-то вкусным. Так как из домашних животных у нас только одна Лола вся наша благодарность и вкусняшки достались ей.

Детство в Абхазии

Если на сайте Минобороны "Подвиг народа", в разделе "Награжденные во время Великой Отечественной войны", набрать фамилию Шакирбай, высветятся всего четыре имени: Лев, Борис, Вахтанг и Джемал. Это родные братья, абхазы, уроженцы села Багмаран. Они прошли всю войну и остались живы. Редчайший случай. Видимо, крепко за них молились.
Троих из них - Бориса, Вахтанга и Джемала - я, как мне казалось, неплохо знал, но истина бывает жестче впечатлений. Из сайта Минобороны, но больше из переписки с потомками рода Шакирбай, я, к своему изумлению, узнал, что Джемал Шакирбай, который в детстве мне казался суровым и недоступным человеком, немало лет проведший в местах заключения, во время войны был гвардейским офицером и орденоносцем. Как, когда и, главное, почему он свернул на криминальный путь, теперь у него не спросишь.
Но я хочу рассказать о другом Шакирбае, его брате - Борисе.

На моей памяти Борис Шакирбай всю жизнь трудился на благо своей семьи. В послевоенные трудные годы возил фрукты на продажу в северные города России, чтобы немного заработать на жизнь, сушил в казарме табак, который сдавал государству. Человек крутился с утра до позднего вечера.
Борис Шакирбай вернулся с войны искалеченным. Одна нога у него была без коленного сустава, прямая и значительно короче другой. Но это не мешало ему быть весельчаком; он был одним из самых веселых людей из встреченных мною за всю жизнь. Он всегда был окружен ребятишками, которые любили его не меньше, чем своих родителей, и прибегали в его дом в любое время года и суток. Он любил нас, ровесников своей дочери Гюльнары. Безумно любил своих внуков.
Воспитывал окружающих его детей, как умел, и, как мне теперь думается, очень грамотно и эффективно.
Государство, которое называлось СССР, выдало Борису как инвалиду войны автомобиль, на котором он мог выехать из села в город, чтобы продать излишки продуктов на рынке в Сухуме, а затем, в начале 90-х годов, съездить и в Сочи за пенсией инвалида войны, которая позволяла держаться его семье на плаву.
Так как у моря оставлять подростков было опасно, то отчим отправлял меня и брата совсем небольших к родне в горное селение Багмаран на воспитание к Борису.
Багмаран - родовое село рода Шакирбай. Село Расположено к северу от райцентра Гулрыпш на левом берегу реки Кяласур. Вытянуто с юга на север вдоль реки Кяласур от прибрежной равнины до предгорий Большого Кавказа. Современный этнический состав — преимущественно абхазы.
Здесь я и брат Джамал несколько постарше, чем во время описываемых в этом рассказе событий.

Попробую лишь описать один случай, демонстрирующий, на мой взгляд, отношение абхазов к подрастающей смене.
Сейчас не скажу точно, был ли я дошкольником или уже закончил первый класс, это не столь важно, но произошедшее помню отлично.
Была вторая половина дня. Жена Бориса, Нигяр, по-домашнему - Ляля, буднично сказала:- Борис, возьми кукурузу и с Санькой съездите на мельницу, в доме закончилась мука.
Я обрадовался: съездить куда-нибудь с Борисом, слушая по дороге его рассказы, для меня было праздником. В них все  было  интересно и необычно. Он рассказывал, как убили недалеко от его дома соседа, который, продав корову, возвращался с рынка: разбойники хотели похитить вырученные за нее деньги... Он показывал пещеру, где прятались эти убийцы... И много подобных историй. Это уже потом я понял, что большинства эпизодов из рассказов Бориса на самом деле не было. Это были сказки, которые рассказывают всем детям, - но с местным абхазским колоритом.
Итак, мы запрягли лошадку, перекинули через седло два мешка с зернами кукурузы и двинулись на мельницу. Борис, хромая, вел лошадку под уздцы. Я держался рядом с ним, слушая его очередной рассказ. Шли мы напрямую от дома к мельнице по тропе такой узкой, что иногда приходилось идти друг за другом, то поднимаясь, то спускаясь через небольшие ущелья. Иногда нужно было пробираться над обрывом.
Горная тропа, схожая по которой мы шли с Борисом.

Развалины старой крепости, мимо которой мне пришлось идти.

На мельнице было порядочно мужчин. Они шумно и радостно приветствовали Бориса. Моментально был организован стол с нехитрой закуской, но с большим количеством вина. Я понял, что это надолго. Но тут один из односельчан высказал умную мысль:
- Борис, а зачем пацана держать? Возьми по весу твоей кукурузы муку и отправь его домой, пусть Ляля сварит нам мамалыгу.
У меня все похолодело внутри. Солнце уже садилось за гору, а мне предстоял длинный путь домой в одиночестве. Одно дело идти рядом с Борисом, человеком, который воевал и был вооружен кинжалом, другое дело - возвращаться самостоятельно.
На лошадку навьючили мешок с мукой. Внешне не выказывая беспокойства, я взял ее под уздцы и пошел домой. Идти по тропинке через горы напрямую было выше моих сил: я боялся, что меня убьют разбойники. И я пошел по дороге, петляющей вдоль реки Кяласур.
Однако и по ней одному вечером все равно было страшно идти.
Надо сказать, что дорога вдоль реки была значительно длиннее, чем тропинка. Она то уходила далеко вправо, в долину, то резко приближалась к горам.
Я шел по дороге; навстречу редко, но попадались люди, спешившие домой по своим делам. Я вежливо здоровался с ними и говорил в зависимости от того, кого встречал, мужчину или женщину: "Бзиара убааит" либо "Бзиара ббааит". В ответ слышал: "Ушҧаҟоу?" ("Как дела?"), на что старался бодренько отчеканить: "Бзиароуп" ("Все хорошо"). И никто из них не удивлялся маленькому одинокому мальчишке, бредущему с лошадью.
Дорога, по которой я шел с лошадкой.

Мой внук в таком же возрасте в центре Москвы не выпускал ладошку из моей руки. До начальной школы, находящейся от дома в десяти минутах ходьбы, его провожала мать, а после уроков встречала бабушка, и я не представляю, как бы он повел себя в подобной ситуации.
Чем ниже садилось солнце, тем сильнее я прижимался к лошадке, ища в ней защиту от возможных неприятностей. Наконец, уже в сумерках, мы дошли до поворота с главной дороги до тропинки, идущей в гору, вокруг которой стояли заборы из природной колючки. Там находился наш дом. На душе повеселело, и мы с лошадкой бодро поднялись в гору. Гордо подняв голову, чувствуя себя героем, я завел лошадку на поляну перед домом и крикнул:
- Ляля, я пришел; у нас будут гости, надо варить много мамалыги!
Мы сняли мешок, Ляля отсыпала необходимое количество муки и пошла на кухню.
Не успел я отвести лошадь в стойло, как в воротах показались Борис и несколько односельчан. Борис, хромая и немного пошатываясь, скоренько подошел к кухне и, показывая товарищам, кто в доме хозяин, крикнул:- Ляля, давай мамалыгу, мы очень проголодались!
Как я уже говорил, закуски на мельнице было недостаточно.
Ляля вышла из кухни и оторопело ответила:
- Какая мамалыга, я ее только поставила вариться. Санек пришел 10 минут назад.
Борис посмотрел на меня.
- Ты как шел домой? - строго спросил он.
- По большой дороге, вдоль реки, - отвечал я.
- Почему?! - воскликнул Борис.
Так на короткой дороге прячутся и убивают людей разбойники, - со слезами в голосе отвечал я.
Все, кто был рядом, задохнулись от смеха.
Ляля подвела итог:- Борис, ты сам виноват, нечего было парня своими рассказами стращать.
Через час все дружно сели за стол с мамалыгой, в которую каждому воткнули по здоровенному куску сулугуни. Я был счастлив.
Теперь, через много лет, я благодарен Борису и Нигяр за те специфические моменты в воспитании, которых, безусловно, я был бы лишен в городе и которые в дальнейшем немало помогли мне в жизни, в первую очередь, в 1986 году, когда весь мир содрогнулся от аварии на Чернобыльской атомной электростанции.

Зеленые холмы Москвы

Сегодня 6 декабря на улицах Москвы солнечно и температура немного за плюс, несколько ветрено, но в целом благодать. Снега нет не только на асфальте, но и на газонах, небольшие холмы Бизнес-Центра "Красная Роза" зеленеют, радуя глаз. Молодежь со стаканчиками кофе в руках, нараспашку роится во время перекура около офисов, что-то весеннее в облике и людей и природы.


Только елка у ресторана Semifreddo, да и мощная инсталляция у Торгового центра "Европейский" напоминают москвичам и гостям столицы, что скоро Новый год.


Правда, Gismeteo обещает на новый год в Центральной России похолодание до -34С, но будет день и будет пища, а пока пришло время радоваться аномально теплому декабрю.

Вкусняшка для Лолы

Лола пока у нас дома, чему мы безмерно рады. Забавно, как она ищет спрятанную в полотенце вкусняшку. Лола - теплолюбивая собака, и мы ей сшили теплую "безрукавку" цвета морской волны, так идущему блондинкам.

Анчутка

Столовая работает круглосуточно
Всю весну мы запасались кошачьим кормом, чтобы достойно подготовиться к встрече с нашей любимицей - кошкой Машкой. Закупили разной вкуснятины: кролика, индейки, говядины, курятины - в соусе и желе, коробки сухого корма, но Машка в это лето появилась только один раз, «помахала» лапкой и исчезла, причем, она не появилась до настоящего времени у своих истинных хозяев. Жаль, если кошка погибла.


Поняв, что Машки мы можем не дождаться, открыли бесплатную столовую для кошек округи.
Первой кошкой, пришедшей в нашу столовую, была соседская Нюра. Изначально довольно дикая и с гонором. Постепенно, по мере «столования», Нюра разрешила не только ее гладить, но и спокойно сидела на руках.

В последние дни Нюра как к себе заходит в дом и требует угощения.

Среди многих кошек в столовую стала или стал, так я пока и не разобрался, приходит черный кот или кошка с отрубленным хвостом, совершенно дикая тварь, видимо, с тяжелой судьбой, которая, завидев нас опрометью скрывалась в ближайших кустах. Эту чернушку мы прозвали Анчутка, так в деревне Кулигино называли черных кошек.
Анчутка — одно из старейших названий «беса» у славян, которое позднее трансформировалось в «чертёнка».

И вот сегодня наступил прорыв в наших отношениях, днем я вышел на крыльцо и увидел стоящую Анчутку, которая не побежала, а смотрела на меня. Вернувшись в дом, я прихватил коробку с сухим кормом и насыпал его в кормушку. Анчутка тотчас набросилась на предложенную еду, поедала она корм с диким хрустом и неимоверной быстротой.
Сожрав корм, Анчутка снова посмотрела на меня, я притащил два пакета чего-то в соусе и вывалил их содержимое в кормушку. Анчутка с жадностью поглощала мясо, а я попытался ее погладить.

Кошка посторонилась, но продолжала есть, я повторил попытку, и Анчутка не воспротивилась фамильярности с мой стороны.
Отобедав, Анчутка не спеша, повиливая задом, направилась к кустам, в которые раньше, увидев нас, бежала стремглав.
Надеюсь, что в ближайшее время Анчутка будет приходить к нам как к себе домой.
Кстати, в нашу столовку наведываются и ежи, с чавканьем поглощают кошачий корм, но особенно ежи любят куриную кожу и обрезки жира с куриных бедер.
Хотелось бы полагать, что кошки, самые таинственные существа на планете, в дом к плохим людям не придут, даже за едой.

Нас и здесь неплохо кормят

Сегодня всего несколько часов был в Москве и все же выкроил время, чтобы забежать к дочери и немного погулять с Лолой. Соскучился я по ней очень сильно. Лола моя слабость, она это знает и общается со мной более чем снисходительно. На улице солнечно, но ветрено и холодно, через небольшой период нашей прогулки я заметил, что моя спутница дрожит всем телом, пришлось взять Лолу на руки и засунуть под толстовку, благо она и не сопротивлялась. Обоим стало комфортно, как могли мы грели друг друга. Так и гуляли с ней более часа, она за пазухой, свысока поглядывая на других собак.

Помните двух бомжей Сифона и Бороду, обосновавшихся на Рублевке, питающихся королевскими устрицами, а в свободное от устриц время балующихся сигарами и бренди. Увиденное мною сильно напоминало сюжет этого сериала. У дома номер 3 по Кутузовскому проспекту из ресторана на прокорм кошкам вынесли не менее 7 кг мясных ребер.
К моменту, когда мы с Лолой подошли к пиршеству, только одна кошка жадно поглощала мясо, остальные с набитыми животами валялись на газоне, принимая солнечные ванны.


Лола увидев такое непотребство, попыталась вылезти из-под толстовки и принять посильное участие в банкете. Пришлось быстренько смыться в ближайшую подворотню. Возвратившись домой, получил обещание, что Лолу привезут на дачу. Пишу в электричке на перегоне Реутово-Обираловка - место сведения счётов с жизнью несчастной Анны.

Прощай, нет до свидания, Лола

В середине мая дни длинные не только потому, что светлая часть дня длится долго, но и в большей мере от того, что ты начинаешь крутиться ни свет не заря.
В 5 часов утра побудку устроила Машка, которая дурным голосом сообщила округе, что наступило время первого завтрака. Второй завтрак подоспел к 7 часам утра. Где-то к 8 утра Ирина вспомнила о том, что и меня следует немного подкормить.

Так как сегодня последний день нахождения Лолы в нашей семье, мы не могли не сорваться с дачи, чтобы с ней попрощаться.
Очень жаль расставаться с этим чудным существом, но обстоятельства зачастую сильнее наших желаний.
По прибытии в столицу упросил дочь на дополнительный променаж с Лолой.





Конечно, со стороны это выглядит как чудачество немолодого человека, и я с этим согласен.

Теперь дача и шашлык несовместимые понятия

На улицы пригревает и многие горожане считают дни, когда они смогут выехать за город на столь любимую дачу и не просто выехать, а остаться ночевать, чтобы в пятницу или субботу пожарить на участке шашлык и не спеша под него опрокинуть рюмку, но не торопитесь начать жарить мясо вас вполне за это могут оштрафовать.
Не секрет, что многие жарят шашлык именно так.

Теперь не спасет отмазка, что вы находитесь на частной территории и можете здесь делать все, что хотите. Все, да не все – уверяют юристы. И напоминают: в соответствии с федеральным законом «О пожарной безопасности» и соответствующим приказом МЧС «О правилах разведения огня», разжигание открытого пламени на сельскохозяйственных или дачных участках строго регламентировано.
Если верить экспертам, то шашлыки вообще лучше на даче не жарить. Ибо просто нереально соблюсти все мелочи, к которым при желании придерется любой дотошный инспектор. Скажем, если у вас 6 соток, а до открытого огня от строений должно быть не меньше 50 метров, где вы такое расстояние найдете? Пока будете есть шашлык, созреет штраф по статье 20.4 КоАП РФ.
Ограничений вообще много. Нельзя жарить шашлык, если: участок прилегает к торфяникам; скорость ветра 10 м/с и выше; объявлено штормовое предупреждение; в регионе существует особый противопожарный режим; над мангалом с огнем находятся ветки хвойных деревьев; костер не защищен (по закону, место разведения огня нужно дополнительно отделить выкопанной полосой шириной не менее 40 см.)…
Короче, если захотят оштрафовать, то легко найдут причину.Каков размер штрафа?
От 2 000 до 3 000 рублей, при отягчающих обстоятельствах — до 5 000 рублей. За нарушение пожарной безопасности в условиях особого противопожарного режима — от 2 000 до 4 000 рублей.
Юристы напоминают, что наказать может МЧС. Но при условии, что нарушения обнаружены во время специального рейда. Кстати, сообщить сотрудникам МЧС о том, что вы жарите шашлык на открытом огне, может сосед или обычный прохожий.
На мой взгляд лучший выход из сложившейся ситуации - это установить стационарный небольшой гриль-павильон, примерно такой:

Можно предположить, что особых претензий со стороны пожарный инспекторов к процессу жарки мяса не будет.

Не солоно нахлебавши

Сегодня воскреным вечером, гуляя по Хамовникам, занимался благим делом, предупреждал москвичей, приехавших в рестораны и кафе, расположенные в кластере "Красная Роза" о том, что стоянка вдоль прилегающих к "Розе" улицам стала платной и по воскресеньям.
Почти в шесть с половиной раз до 380 рублей подорожала парковка на улицах Льва Толстого, Тимура Фрунзе и Россолимо.
Возмущению людей не было предела. Многие восклицали: "Ну эти же улицы за Садовым кольцом, а о повышение стоимости парковки говорили только внутри Кольца".
Остальные слова были настолько непечатные, что их и вспоминать стыдно.
Но, что удивительно, стоимость парковки была обозначена только на небольшом стикере на стенке терминала оплаты, во всяком случае, пройдя по улицам необходимого предупреждения я не нашел.



Не удивился, что некоторые кампании людей, которые я предупредил о расценках на стоянку сели в авто и уехали. И правда отвалить 800 рублей неизвестно кому и за что за 2 часа пребывания в ресторане это себя не уважать.
Как будут теперь выживать эти рестораны и кафе на"Красной Розе" понять трудно.
Уверен, что отсутствие напоминания о новых порядке и оплате парковки в Хамовниках не случайно.