Александр Дятлов (aborigenarbata) wrote,
Александр Дятлов
aborigenarbata

Category:

Гиви из Тбилиси

Где-то в середине 80-х годов правительство СССР выделило немалые средства на развитие науки, часть инвалютных рублей поступила на счет нашего института. Дирекция раскидала деньги по отделам для подготовки предложений. Нашему отделу перепало больше 500 тысяч долларов США. Начальники лабораторий, а их в отделе было четыре, раскатали губы и представили предложения начальнику отдела. После долгих пререканий и криков все же остановились на покупке для нужд всего отдела мощного и современного Оже-спектрометра, способного проводить исследование изменений плотности электронных состояний в валентной зоне в зависимости от видов химических связей и количества, входящих в эти связи элементов, а также исследование переноса заряда с атома на атом при образовании между ними химической связи. Иначе говоря, фиксировать онлайн протекание сложных химических реакций на поверхности твердого тела.
Выглядит эта "бандура" стоимостью полмиллиона долларов следующим образом.

Исследование проводятся в сверхвысоком вакууме. Сверхвысокий вакуум ртутными насосами и газоразрядными насосами в исследовательском блоке поддерживается постоянно и днем и ночью, так как на откачку даже минимального давления требуются многие часы.
Для помещения исследуемого образца в Оже-спектрометр существует специальный шлюз небольшого объема, который после открытия створки можно быстро откачать.
Вот этот шлюз.

Откачка рабочей камеры нового спектрометра, наполненного воздухом при атмосферном давлении, до высокого вакуума продолжается несколько суток.
Для подготовки прибора к исследованию было организовано круглосуточное дежурство сотрудников отдела, задача которых было отслеживать работу насосов и записывать в лабораторный журнал показания приборов.
В отделе болтался, другого определения я не подберу, стажер из Академии наук Грузии - Гиви. Гиви был типичным грузином, основным помыслом которого были женщины, предпочтительно блондинки. Для справедливости следует отметить, что в этой области познаний Гиви не было равных.
И надо было такому случится, что, не иначе как по недоразумению, Гиви досталась ночная смена.
Никто не знает, что произошло на самом деле, Гиви утверждает, что он ничего не трогал, но ночью был резко нарушена герметизация вакуумного блока и ртуть из насосов залила весь аппарат.
Ртуть моментально протравила все медные посеребренные прокладки, которые в многочисленных кранах, штуцерах препятствуют проникновению атмосферного воздуха в рабочую камеру. Кроме этого ртуть осела на стенках капилляров, труб из нержавеющей стали и самом корпусе вакуумного поста.
Это был конец, 500 тысяч долларов накрылись медным тазом.
Встал вопрос, что делать и кого наказывать. Наиболее ретивые предлагали обвинить стажера во вредительстве, но как всегда победила мудрость.
Наверху было решено молчать, типа, а ничего и не произошло. Ну что можно спросить с прикомандированного грузина, да ничего, а за порчу установки стоимостью в полмиллиона зеленых спросили бы с директора института и начальника отдела, а это им надо?
Tags: Химия. АН СССР. Воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →