Александр Дятлов (aborigenarbata) wrote,
Александр Дятлов
aborigenarbata

Арбатские находки

В 1864 году писатель Алексей Феофилактович Писемский получил выкупные деньги за 15 крестьянских душ принадлежавшей ему деревни Вонышево Костромской губернии, по 120 руб. за душу. На вырученные средстваа он в 1865 году купил усадьбу с двухэтажным домом в Москве в Борисоглебском переулке, владение №11. Сам писатель жил во флигеле. Остальные постройки сдавались жильцам.
Усадьба А.Ф.Писемского

После войны усадьба Писемского представляла собой человеческий муравейник, так плотно она была забита жильцами, проживающими в коммунальных квартирах. Я часто бывал в этой усадьбе у своих друзей, с которыми учился в одной школе и в одном классе, т. к. до 15 лет, а точнее до марта 1960 года я проживал рядом с усадьбой писателя в доме 9 по Борисоглебскому переулку и поэтому отлично помню как в 50-х годах стали выселять жильцов из усадьбы, чтобы освободить территорию перед монгольским посольством, строительство которого подходило к концу.
Дом 9 по Борисоглебскому переулку.


Когда снос усадьбы подходил к завершению, в подвале левого флигеля мальчишки обнаружили схрон с оружием начала 20 века, в основном это были винчестеры и револьверы. По-видимому, оружие в этот схрон было заложено во время первой русской революции 1905 года. Известно, что рядом на Поварской в декабре 1905 года проходили сильные бои между восставшими и солдатами Семеновского полка. Как сейчас помню, что один винчестер достался Геннадию Миронову из нашего дома, а один из револьверов Юрию Перову — будущему актеру и мужу Раисы Рязановой. Юрка Перов проживал в большом доме на углу Борисоглебского и улицы Большая Молчановка и я в отрочестве с ним очень дружил. Жил Юрка с мамой и сестрой. Он был высоким и очень красивым парнем. Жаль, что он так рано ушел из жизни.
Я прибежал на развалины усадьбы, когда все «ценное» ребята уже растащили, от всепоглощающей обиды стал копать землю у стены подвала, в котором нашли схрон с оружием. Вскоре маленькая детская лопатка звякнула об что-то твердое, сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Я сунул руку в прорытую ямку и рука коснулась грубой тряпки, внутри которой, как мне показалось, был древесный корень. Ухватив корень рукой я стал тащить его назад, но он не поддавался, пришлось расширять подкоп. Взмокнув от натуги и напряжения, упершись двумя руками в корень я все-таки его вытащил наружу и развернул старую холстину и обомлел, перед глазами предстали: сабля в ножнах, кинжал в ножнах и полицейский свисток. Все было в довольно плачевной состоянии, но аккуратно завернув холодное оружие в тряпку, а свисток спрятав в карман, я побежал домой. Дома отлив из бидона керосин в пустую банку из под консервов я поднялся на чердак нашего дома и у слухового окна вытащил из ножен саблю и кинжал. Клинки и того и другого были в раковинах и сильно ржавые, но под керосином постепенно стали приобретать присущую холодному оружию красоту. Через час оба клинка, пусть и в раковинах, блистали как новенькие.
В ближайшую игру в войну и вышел вооруженный саблей и кинжалом, зависти моих товарищей по игре не было предела. Были и попытки отобрать оружие, но мне удалось отстоять эти сказочные вещи.
Однако через два или три дня к нам в квартиру пришли два милиционера, один из которых был участковый, и потребовали сдать мои находки, надежно спрятанные в пружинах моей кровати. Делать было нечего пришлось доставать саблю и кинжал.
Отцу выписали штраф в сто рублей и мои прелестные вещи навсегда покинули меня.
Tags: Арбат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →