Александр Дятлов (aborigenarbata) wrote,
Александр Дятлов
aborigenarbata

Эвакогоспиталь 3715

При подготовке поста использованы материалы:
http://www.poxoronka.ru/forum?catid=2&func=view&id=35417
http://hnny.org/novels/rashkovsky/sea-academy.html
http://blogs.7iskusstv.com/?p=14026

Перед Отечественной войной бабушка Маша работала заведующей медсанчастью Московского завода по изготовлению и монтажу стальных мостов и сооружений -«Стальмост», располагавшегося в Карачарово. Как военнообязанная она была призвана на военную службу в первые дни июля 1941 года и направлена в город Славгород, что на Алтае, где формировался эвакогоспиталь № 3715. В Славгороде госпиталь разместили в здании педучилища.

Баба Маша студентка первокурсница лечфака МГУ. 1912 год


Мама только закончила среднюю школу и осталась в Москве одна. Её отец и мой дед Борис эвакуировался вместе с оборонным заводом, на котором работал до войны, а мамин старший брат и мой дядя Анатолий служил в 12 воздушной армии в Забайкальском военном округе.
Всю осень 1941 года мама оставалась в Москве и вместе с другими москвичами рыла оборонительные сооружения на подступах к городу.
В декабре 1941 года мама выехала в Барнаул, где поступила на курсы медицинских сестер. По окончании учебы ей присвоили звание сержанта и направили в Славгород на сослужение с матерью.
Постепенно госпиталь двигался на Запад. Большую часть 1942 года и до марта 1943 года госпиталь находился в Новосибирске, а затем переехал в Киров. В этом городе госпиталь пробыл с 10 марта 1943 года по 1 июня 1944 года.
Следует отметить, что в Кирове и его пригородах одновременно находилось 70 эвакогоспиталей. Госпиталь 3715 разместили в здании школы на ул. Дрелевского, дом 40, о чем свидетельствует памятная доска.

Памятная доска на здании школы, в которой размещался госпиталь.


Коллектив госпиталя Сентябрь 1943 года. Мама стоит в третьем ряду четвертая слева. Баба Маша во втором ряду третья слева сидит рядом с начальником госпиталя.




Такое количество лечебных учреждений объясняется тем, что в Киров была эвакуирована из Ленинграда Военно-Морская медицинская академия (ВММА), в которой работали и преподавали высококлассные специалисты медицинской службы РККА, включая известнейших военных хирургов, терапевтов и рентгенологов.
Положение с обеспечение госпиталей, расположенных в Кирове, необходимыми материалами было сложным.
Как отмечено в протоколе проверяющих из Москвы, около 20 госпиталей в осенне-зимний период обречены на полное бездействие в связи с отвратительными путями сообщения. Многие госпитали оторваны от железной дороги и областного центра, так как уровень воды в реке Вятке нарушал судоходство. Так, в госпиталь, расположенный в селе Вожгалы (один из ближайших к городу Кирову), на подводе пришлось ехать четыре дня. При осенней распутице доступ туда был совершенно закрыт. В городе скопился значительный контингент раненых, для которых дополнительных помещений местные организации не выделяли. Во всех госпиталях, кроме того, что переполнены все палаты, раненые размещались в коридорах, ленинских комнатах, столовых, а, в известные периоды наплыва, занимали даже лечебные кабинеты. Нестерпимая скученность раненых происходила в связи с неприспособленностью и карликовостью помещений, выделенных для них. В госпиталях ощущался острый недостаток белья. Раненые были одеты в застиранные, ветхие, рваные рубашки и кальсоны. Постельное белье желтое, в пятнах, застиранное и рваное. Раненые, при выписке из госпиталя, обмундировались в помятое, грязное, заношенное и заштопанное обмундирование с разноцветными заплатами. Офицерам, вместо сапог, выдавлись обмотки и ботинки, вместо шинелей – пиджаки. Во многих госпиталях сестры и няни обслуживали, каждая, до 150 раненых. Комиссия отмечала катастрофическое положение с марлей. Из-за отсутствия марли не могли проводить плановые операции и перевязки.
И вывод комиссии: «Необходимо принять срочные меры к передислокации госпиталей.»
В справке, в частности, про госпиталь 3715 отмечено следующее: - «ЭГ №3715 прибыл в город Киров в марте 1943 года и размещен в двух зданиях на разных улицах. В госпитале нет тумбочек, столов и стульев. Нет столовой и клуба. Палаты неуютные. Питание однообразное. При этом, отмечено прекрасное отношение врачей к раненым. Раненые говорят: «Врачи у нас золотые».

Баба Маша - заведующая терапевтическим отделением госпиталя 3715 с выздоравливающими. Крайняя справа.

Баба Маша (сидит в центре) с раненной Смирновой Валентиной. 16 октября 1943 года.

Мама с выздоравливающим.

Мама, вспоминая работу в госпитале, отмечала, что одними из сложных моментов в работе была разгрузка зимой эшелонов с раненными, которых на лошадях через занесенный город следовало как можно быстрее доставить к зданию госпиталя и занести на носилках в приемную, затем быстро обмыть и, в соответствии с указаниями врача, приготовить к операции. Мужиков не было, все делали женщины и молодые девушки.
Работа с раненными женщинами, особенно с ампутантами, требовала особенно деликатного обращения. Частыми были истерики, доходившие до срывания бинтов и попыток суицида.
Удивило из рассказов мамы резко негативное отношение раненных мужчин к раненным женщинам, типа: «А на хера вы на фронт пролезли, и кому вы теперь обрубки нужны». К смерти соседей по палате раненные относились спокойно. Боль и неизвестный прогноз ослабляли чувство товарищества. Эпоха антибиотиков ещё не наступила, и гангрена и заражение крови уносили многих. Особенно тяжелыми были раненные с простреленными легкими. Как вспоминала мама: «Вроде пошел на поправку, вдруг резкое ухудшение и отёк легкого с печальным исходом».
Многим раненным кололи морфий, а когда его не хватало, кололи дистиллированную воду, и боль утихала.
Раненные часто умирали во время пути от эшелона до госпиталя. Процветало землячество, и врачи и сестры, по-видимому невольно, большее внимание уделяли землякам.
Ранее я уже писал http://aborigenarbata.livejournal.com/12393.html, что июле 1942 года мама после окончания курсов медсестер была призвана в звании сержанта на службу в армию и направлена в эвакогоспиталь № 3715, который находился в городе Славгород Алтайского края. В этот госпиталь в августе 1942 года и поступил мой отец в связи с тяжелым ранением, полученным на Воронежском фронте. По воспоминаниям мамы, кроме отца других москвичей в госпитале не было. В начале 1943 года госпиталь двинулся на Запад: Новосибирск, затем Киров, где-то на этой дороге землячество их и сблизило, несмотря на 10-летнюю разницу в возрасте. В Кирове их свадебное путешествие благополучно завершилось, и родители вернулись в Москву, где в январе 1945 года я и появился на свет Божий.

Мама в 1948 году. Смотрю и любуюсь. Редкой красоты была женщина.

Tags: Победа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments