June 30th, 2020

Зеленый

"Откосил"

Многие моих ровесники после окончания высших учебных заведений были призваны из запаса в армию для прохождения службы офицерами на различных должностях. Двоих моих близких друзей призвали сразу по окончанию МИФИ и МЭИ, а про меня как-то забыли, что несколько огорчало. Причем, мои друзья в дальнейшем с армией связали всю свою жизнь.
И вот в начале 1971 года меня повесткой вызвали в военкомат Ворошиловского района города Москва. Дежурный по райвоенкомату направил меня в нужный кабинет, в котором меня довольны любезно принял молодой капитан, который после взаимного представления, попросил мой военный билет. Пролистав билет, он попросил меня подождать его в коридоре и исчез за поворотом. Вскоре капитан вернулся, пригласил меня в кабинет и сказал: "На основе закона вы призываетесь на службу в Советскую армию".
Разумеется от неожиданности у меня захолодело. Внутренне я был непротив идти на службу в армию, но я был уже женат, а Ирина была еще студенткой института, о чем я и поведал капитану. На что он, к моему удивлению сказал: "Ваша жена прописана у родителей, вполне может переехать к ним и дождаться вашего возвращения через два года, либо следовать за вами, так как вы призываетесь не рядовым, а офицером".
Оторопев, я спросил капитана, откуда он так подробно знает мои личные обстоятельства, на что капитан ответил: "Откройте в билете страницу 24".
Открыв нужную страницу, я обнаружил запись, которой еще полчаса назад не было.

"Что это?" - спросил я капитана.
"Это второй уровень допуска", - ответил капитан и добавил: "Вы же в армию идёте, а не на прогулку". И продолжил: "Идите в хозчасть, получайте предписание и проездные документы". Я оторопело продолжал стоять.
"Идите, идите, ехать вам далеко, не теряйте время",- напутствовал меня капитан.
"Куда?" - выдохнул я.
"В Благовещенск",- как-то несколько весело произнёс капитан. Благовещенск это столица Амурской области.
И только тут я вспомнил об отце. Год назад ему ампутировали левую ногу, изуродованную летом 1942 года под Воронежом, и он получил первую группу инвалидности. Я не мог его оставить и уехать на два года из Москвы.
Держа военный билет в руках, я и поведал об этом капитану. Лицо его изменилось с весёлого на озабоченное и он тихо произнес: "При проверке было установлено, что проживающий с вами Дятлов Алексей Ефимович 1913 года рождения, не достиг пенсионного возраста и, соответственно, не нуждается в опеке". И обращаясь ко мне сказал: "Быстро, домой и принесите сюда его инвалидную книжку".
Я обернулся за 40 минут. Далее в военкомате перепечатали исходные реквизиты с книжки, заверили их подписью военкома и поставили гербовую печать.
Я неспешно шёл по Хорошевскому шоссе и никак не мог определиться со знаком произошедшего, какой он положительный в моей судьбе или нет.