March 6th, 2020

Лола

Товарищи ученые! Доценты с кандидатами!

Мне не довелось работать на объектах народного хозяйства в составе студенческих отрядов, так как, когда я был на первых курсах института, их ещё не организовали, а начиная с 4 курса летом меня не было в Москве и в институте, сначала военные сборы, затем практика на заводе, научная практика и защита дипломной работы. Зато потом, уже работая в НИИ, я минимум дважды в год в рамках шефской помощи помогал совхозу "Астапово" Луховицкого района Московской области выбиться в передовое сельскохозяйственное предприятие.
Надо отметить, что московские предприятия и различные учреждения брали шефство над совхозами. Это означало, что каждую весну и осень на поля приезжали люди из города. Отлынивать от поездки на сельскохозяйственные работы не получалось, за этим зорко следили в дирекции предприятия. При этом, многие работники с радостью приезжали на свежий воздух, ведь там была сплошная романтика: лес, звезды, песни у костра под гитару. Днем ударно трудились над сбором урожая, а вечером коллективно отдыхали. Все это сплачивало коллектив, нужно было помогать отстающим и слабым, тогда не принято было бросать товарищей в беде посреди неубранного рядка с картошкой.
Чем мы только не занимались: земляными работами, загрузкой бункеров вертолетов для подкормки озимых, ездили на сеялках, всевозможными погрузочными работами, работали на току, убирали коровники с расценкой 90 копеек за тонну вывезенного на тачке навоза, и многим, многим другим. Самым тяжелым за двух десятилетний опыт работ на селе, на мой взгляд - это сбор кормовой свеклы. Конец октября, поле представляет собой непроходимую для человека грязь, липнущую тяжеленным грузом к сапогам, огромные до 7 кг плоды этого корнеплода, вытащить который из земли - задача для тяжелоатлета, а его надо метров за 30-40 донести до высокой тележки трактора и забросить в неё. А потом без сил с неподъемными сапогами тащиться за 5 км в общежитие. Кстати, общежитие - это старый огромный амбар, разделенный на женскую и мужскую половину. Из удобств во дворе - хитрый домик на 4 человека и два водопроводных крана, правда, на главной усадьбе работает баня, чередуя женские и мужские дни, но до нее 3 км и сил идти нет.
После окончания трудового дня, когда ты лежишь на койке грязный и обездоленный, в голове одна мысль, что это издевательство - в последний раз, больше не поеду под страхом расстрела. Но проходит 8 месяцев и ты забываешь о прожитых в "Астапово" невзгодах и набиваешь рюкзак резиновыми сапогами, старыми джинсами, телогрейкой и предметами гигиены, которыми ты не каждый день пользуешься, целуешь жену, дочь и спешишь не опоздать на рано отправляющийся в "Астапово" служебный автобус.
Иногда, но редко, шефам доставалась элитная работа - это строительство объектов. Надо сказать, что ребята моложе меня, за время, проведенное в стройотрядах, становились настоящими профессионалами в сфере строительства, поэтому по приезду управляющая отделением совхоза всегда спрашивала: "Кто-нибудь из вас - больших ученых элементарный кирпич класть умеет?". И, если кто-то из нас отвечал: "Да, я могу!", то бригаду отправляли либо восстанавливать стену коровника, пока коровки на выпасе, либо чинить колодцы, разрушенные поддатыми трактористами.
Это наша бригада как раз на строительстве коровника, парень во втором ряду в центре великолепно клал кирпич. Из пяти человек двое, включая меня, кандидаты химических наук, остальные аспиранты.

Деньги, заработанные в совхозе, были копеечные, так как руководство его справедливо полагало, что шефам и так деньга капает по месту службы, и значительную часть выполненных работ приписывало своим, однако, мы ни разу не возвращались домой после такой поездки без благодарностей, что служило поводом для дирекции института несколько увеличить квартальные премии участникам сельскохозяйственных работ.
О сопутствующих приключениях во время оказания шефской помощи, как-нибудь, в другой раз.