Александр Дятлов (aborigenarbata) wrote,
Александр Дятлов
aborigenarbata

Сколько же намешано

НЕМНОГО О ПРЕДКАХ

Думается, что большинство людей интересуется своим происхождением. Меня также с детства интересовала моя родословная. Однако, по отцовской линии я знал только своего деда — Дятлова Ефима Максимовича, 1868 года рождения, крестьянина, уроженца деревни Дятлово Клинского уезда Московской губернии.. Бабушка Васена Дятлова, урожденная Дружкова, была из деревни Пупсово, находящейся в 10 км от деревни Дятлово. О прадедах из рода Дятловых никто никогда не рассказывал
В 2004 году я съездил в эту деревню с целью найти родственников, надеясь более подробно разузнать о предках. Но увы, в родовой деревне Дятловых не оказалось: разъехались и повымерли. При этом, в годы ВОВ деревня некоторое время находилась под немцами, и сегодня в ней живут в основном те, кто поселился в ней после войны. Ничего о предках по отцовской линии мне так узнать и не удалось.



Из автобиографии отца, написанной им при выпуске из Подольского военного пехотного училища в марте 1942 года, я узнал, что дед Ефим приехал в Москву в 1888 году в двадцатилетним возрасте и в 1898 году поселился на Арбате в Борисоглебском переулке в доме 9, в котором находился Александрийский приют для неизлечимо больных и калек комитета «Христианская помощь» Российского общества Красного креста, в котором он и устроился работать костеляном. Дед Ефим был грамотным, в семье долго хранились канцелярские тетради, в которых рукой деда были вписаны мероприятия, связанные с деятельностью приюта. К сожалению, при освобождении квартиры и переезде в 1960 году на другое место жительства эти тетради затерялись.
А вот с предками по материнской линии мне повезло значительно больше.
Мамин кузен — Ротенбург Борис Аронович, выйдя на пенсию, занялся восстановлением родословной своих и, соответственно, моих предков, благо они проживали в Москве со второй половины 19 века.
Дяде Боре удалось составить «родословное древо» рода Тумаркиных-Ротенбургов с первой трети 19 века.
В схеме, предложенной Борисом, каждое поколение занимает одну горизонтальную строчку. Я нахожусь в пятой строчке, дочь на шестой. На сегодняшний день можно было бы заполнить и седьмую строчку, внуков моего поколения, но энтузиаст-историограф рода Тумаркиных-Ротенбургов давно почил, и среди родственников не нашлось человека, желающего продолжить дело Бориса Ароновича.
Как следует из родословной, моим прапрадедом по материнской линии был Яков Тумаркин, родившийся в начале правления Государя Николая Павловича, где-то в царстве Польском. Количество родственников, раскиданных сегодня по всем континентам, внушает. Большинство из них мне неизвестны.




Мой прадед Тумаркин Соломон Яковлевич был купцом первой гильдии, лесоторговцем, проживал в Москве в собственном доме на Новослободской улице. На первом этаже дома находилась контора, в которой осуществлялись сделки по продаже леса. Здесь следует отметить, что на евреев - купцов первой гильдии не распространялся запрет на проживание вне черты оседлости. Кстати, черта оседлости была отменена Временным правительством только после Февральской революции.
В детстве мама, когда мы проходили мимо дома на Новослободской, часто вспоминала, как в детстве бывала в нём, гостя у дедушки Соломона.

Прадед Соломон Яковлевич Тумаркин.


Прабабушка Ципа Витина.


В 1895 году у Соломона от брака с Ципой родилась моя бабушка Мария Соломоновна Тумаркина. Бабушка в 1913 году закончила гимназию и поступила на лечфак Московского университета, который закончила в 1919 году. В первые дни отечественной войны бабушка была призвана в армию и всю войну прослужила заведующей отделением в эвакогоспитале № 3715.

Бабушка Мария Тумаркина




В 1919 году бабушка вышла замуж за Когана Бориса Самуиловича 1892 года рождения, но сохранила девичью фамилию. В 1917 году, уже после февральской революции, дед Борис вернулся в Москву из Нью-Йорка, где он учился в коммерческом училище. По рассказам мамы, дед как и многие в России восторженно отнесся к февральской революции. Всю жизни дед Борис проработал на Дорогомиловском химическом заводе начальником отдела снабжения.

Это единственное сохранившееся фото деда Бориса во время учебы в США. Дед, сидящий в кресле, сфотографировался с другом, имя которого растворилось во времени. У фото, в целях сохранения семейной тайны пребывания Бориса в США, обрезана картонная рамка с фирменным лейблом фотографа.


В качестве приданного Соломон подарил дочери сравнительно небольшой одноэтажный дом в 4-ом Лесном переулке, в котором в детстве я часто гостил у деда и бабушки. Мама и её старший брат - мой дядя Анатолий - ещё помнили, как их семья до конца 20-х годов прошлого века одна проживала в доме на Лесной. Я же застал этот дом под завязку забитым множеством жильцов.
Осенью 1941 года дед Борис, наряду с другими сотрудниками «Дорхимзавода», вступил в ополчение и некоторое время провел в окопах на подступах к столице. Затем был отозван на «Дорхимзавод» для возобновления производства продукции оборонного характера.
Вот кажется и всё.
О родителях, я как мог, рассказал ранее.
http://aborigenarbata.livejournal.com/49188.html
https://aborigenarbata.livejournal.com/25535.html
http://aborigenarbata.livejournal.com/7908.html.
Tags: Предки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments